Миян Ижма медся дона

Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
Главная » 2017 » Февраль » 21 » Жители Ижемского района потребовали приостановить строительство шламонакопителя рядом с Щельяюром
18:24
Жители Ижемского района потребовали приостановить строительство шламонакопителя рядом с Щельяюром

В январе 2017 года на месте несанкционированной свалки рядом с поселком Щельяюр началось строительство шламонакопителя. На том, чтобы этот объект был построен, общественники настаивали почти десять лет. Однако в Щельяюре, а также в деревнях Вертеп и Диюр прошли народные сходы, где люди потребовали приостановить строительство. Корреспондент «7x7» обратился к общественникам и представителю компании «Лукойл», которая ведет строительство, чтобы выяснить, в чем причина негативной реакции местного населения.

Впервые вопрос о необходимости объекта был поставлен на съезде МОД «Изьватас» в 2007 году. Ближайшее сооружение для хранения отходов находится возле поселка Лемью, далеко от мест утечек нефтесодержащей жидкости в Ижемском районе. Вывозить загрязненную почву более чем за сто километров невыгодно, и местные жители подозревали, что ее могут сбрасывать и зарывать где-то рядом с местами аварий. Именно по этой причине за строительство сооружения выступали представители межрегиональной общественной организации «Изьватас» и Комитета спасения Печоры (КСП). В течение десяти лет проект откладывали, но недавно «Лукойл» и «Изьватас» подписали соглашение, и началось строительство полигона. Проект прошел все стадии согласования. Территория полигона складирования и переработки шлама — два гектара. Планируется, что это будет полностью гидроизолированный котлован, с пластиковым покрытием и слоем песка, поверх которого уложат бетонные плиты. Жидкая часть отходов будет закачиваться в специальный трубопровод. Предполагается, что шламонакопитель позволит не только хранить, но и перерабатывать отходы добычи нефти. 

Площадка под будущее строительство уже расчищена и отсыпана. Но местные жители узнали об этом недавно. На собраниях в деревнях Вертеп и Диюр строительство шламонакопителя обсуждали 11 и 12 февраля. Самым многочисленным стало собрание в Щельяюре 13 февраля. По его итогам люди приняли резолюцию. В ней такие пункты:

1. Потребовать от «Лукойла» немедленно приостановить строительство шламонакопителя до 5 марта. Пригласить на 5 марта на такое же собрание в Щельяюре представителей «Лукойла», которые уполномочены решать вопрос по переносу шламонакопителя.

2. Создать инициативную группу в составе 7 человек, которая ознакомится с документацией, займется консультациями и контролем за прекращением строительных работ до 5 марта.

3. Поддержать предложения конференции КСП, «Экологов Коми» и «Изьватас» по проведению в республике референдума по экологическим вопросам.

За шламонакопитель

— Мне сложно сказать о технических характеристиках объекта и о том, насколько он будет мешать жителям Щельяюра, — говорит заместитель генерального директора ООО «Лукойл-Коми» по связям с общественностью Сергей Макаров. — Но я точно могу сказать, что мне не очень понятно, почему вернулась тема шламонакопителя. Его строительство было инициировано по просьбе общественности Ижемского района. После того, как был подготовлен проект, он прошел общественные слушания в Щельяюре. Возвращаясь к этой теме, на мой взгляд, организаторы собрания преследуют какие-то иные цели. Необходимость этого объекта очевидна любому здравомыслящему человеку. Мы можем шламонакопители строить и на Луне, но это совсем другие затраты. Когда готовили проект, была просчитана оптимальная схема его реализации. Почему вопросов не возникло в 2015 году, а возникают сейчас — это вопрос к организаторам собрания. Я считаю, что это искусственное подогревание ситуации с неизвестными для нас целями.

Сергей Макаров

Согласно требованиям СанПиН, санитарно-защитная зона, даже в случаях, когда объект относится к первому классу опасности, составляет одну тысячу метров. И в этой части претензий по поводу близости шламонакопителя к населенным пунктам быть не может.

Председатель межрегионального общественного движения «Изьватас» Николай Рочев так же, как и Сергей Макаров, уверен в безопасности проекта и в том, что протестные настроения умышленно кем-то нагнетались:

— Я выскажу не свою личную точку зрения, а позицию президиума «Изьватас» и Комитета спасения Печоры (КСП). Это давняя история, она продолжается уже десять лет. Были постоянные прорывы труб [на территории района]. Мы выступали за то, чтобы на месте нефтеразливов все было убрано, и нефтезагрязненные грунты вывозились, производилась рекультивация участков. Ближайший шламонакопитель был в 130 километрах и представлял собой обычный котлован. Мы не могли контролировать, действительно ли туда вывозят. Возможно, закапывали где-то поближе. Мы много раз обращались и в «Лукойл», и к нашему правительству с тем, что нужен шламонакопитель, в который можно складировать загрязненный грунт. Совсем недавно начала нагнетаться ситуация, что будет невозможно дышать, что шлам будут возить туда-сюда. Общественные слушания прошли в конце 2015 года в Щельяюре и Красноборе, тогда это никому не было интересно. По большому счету жителей поселка и деревень использовали. Вторым на собраниях был вопрос о слиянии министерств. Если бы говорили только об этом, народ бы не пришел, значит, надо было людей наэлектризовать.

Против

Почему же все-таки жители Щельяюра так возмущены? Бурный обмен мнениями начался в соцсети «ВКонтакте» после того, как появились сообщения о начале строительства. Местных жителей возмутила непосредственная близость сооружения сразу к нескольким населенным пунктам: поселку Щельяюр, деревням Вертеп, Краснобор, Диюр, Ырген-шар. Есть опасения, что шламонакопитель повлияет на состояние окружающей среды. Это особенно важный момент для местных жителей, которым сбор грибов, ягод и рыбная ловля буквально помогают выжить.

Возмущение вызвал и упрек в том, что местные жители одобрили строительство в октябре 2015 года. В комментариях пользователи сети утверждают, что тогда о слушаниях на эту тему никто не знал, а за проект якобы голосовали подставные лица.

Жительница поселка Щельяюр Галина Рочева, один из организаторов собрания в поселке, утверждает, что людей, пришедших на собрание, никто не накручивал:

— Когда мы в интернете подняли этот вопрос [о строительстве шламонакопителя], я не думала, что будет такой ажиотаж. Мы договорились подойти к 10 часам к администрации поселка в понедельник 13 февраля и спросить у главы, на каком основании все это и почему население узнает [о строительстве] только сейчас. Когда мы написали о своей инициативе [во «ВКонтакте»], вылезло сообщение, что к нам едут представители «Лукойла» и будет собрание в Доме культуры. Тогда мы напечатали листовки, а молодежь быстро их разнесла.

Рочева утверждает, что подавляющее большинство щельяюрцев, с которыми ей довелось общаться в последние дни, высказывались против cтроительства. В итоге сработало «сарафанное радио» и на собрание пришло 287 человек, некоторые не поместились в зале и стояли в коридоре. Общественница считает, что людей могло быть даже больше.

— А сколько народу бы пришло, если бы это было воскресенье! Выступили те, кто осмелился, но после собрания меня каждый останавливал и говорил, что нужно было сказать еще [против строительства шламонакопителя в непосредственной близости от поселка]. Народ сам высказываться боится. Я выступала, и мне уже поступили угрозы, что подадут на меня в суд, — сказала Рочева. — Я на все слушания всегда хожу, но нигде не было объявления про эти слушания [в октябре 2015 года, по строительству шламонакопителя]. Говорят, оно было в газете «Республика» или «Новый Север» за месяц или два. Тогда на собрании было 17 человек и пять человек из «Лукойла» и «Северстроя». От администрации объявлений не было. Почему-то, когда в клубе идет культурно-массовое мероприятие, мы все видим чуть ли не плакаты. Перед слушаниями их не было, и никто ничего не знал. Но сейчас ведь почему-то все услышали про собрание.

Почему нет взаимопонимания

Для того, чтобы понять, в чем именно проблема, породившая очередной конфликт, нужно не только ознакомиться со взаимными претензиями сторон, но и вспомнить сложную историю взаимоотношений нефтяников и жителей Ижемского района, большая часть из которых — коренное население. Охота, рыбалка и сбор дикоросов всегда были для кого-то неплохим подспорьем, а для кого-то и способом выживания. Аварии и нефтеразливы, которых в районе было немало, наносили серьезный ущерб экологии, что приводило к конфликтам с добывающими компаниями, особенно это касалось «Лукойла». Отношения серьезно обострились после аварии весной 2014 года. Тогда общественность и даже депутаты района выдвинули требование к «Лукойлу» вообще прекратить добычу нефти в Ижемском районе. Претензии, высказанные местными жителями на общем собрании с представителями «Лукойла» в Красноборе 13 апреля 2014 года, касались не только экологических загрязнений, но и слушаний по вопросам бурения скважин. Утверждалось, например, что большинство заинтересованных в этом вопросе местных жителей узнают о проведенной процедуре постфактум. Основу взаимоотношений нефтяников и ижемцев тогда лучше всего сформулировал житель Краснобора Олег Терентьев: «Та работа нефтяников, которая проводится 15 лет, ничего селу не дала. Это угроза экологическая, это угроза болотам, нашей воде. Я пытаюсь понять, насколько эта угроза может быть компенсирована. Дали поселению менее 1 млн руб. за три года. Вы нас не видите и не слышите. Мы не можем вам дать рядом с нами работать, если вы не выстроите с нами взаимоотношения».

 

13 марта 2014 года. Общественники осматривают место прорыва нефтепровода «ДНС Макарьельское — УПН Щельяюр». Видео Ивана Иванова

С одной стороны, местные общественники укрепились в уверенности, что от нефтедобывающих компаний ничего хорошего ждать не приходится. С другой стороны, нефтяникам за реакцией местных жителей начала мерещиться теория заговоров. Однако очевидно, что негодование порождается в том числе и недостатком информации, а общественные слушания по поводу строительства шламонакопителя, о которых мало кто знал, повышают уровень недоверия к нефтяникам.

Один из основателей Комитета спасения Печоры и борец с нефтеразливами Николай Братенков считает, что в нагнетании алармизма среди щельяюрцев хотят обвинить именно его. Он утверждает, что не имеет отношения к собранию в Щельяюре, а проблему видит не в самом шламонакопителе, а в том, как решается вопрос с его строительством:

— Шламонакопитель нужен — это первое. Народ никто не баламутил — это второе. Но слушания были два года назад. Фёдор Фёдорович Терентьев, который является председателем КСП, говорит, что их надо проводить по новой. В-третьих, Щельяюр и Краснобор больше всего страдают от нефтеразливов. Там долго горел газовый факел, и дым шел на Вертеп, там бурятся новые скважины.

Один из прозвучавших на собрании аргументов против переноса строительства — очередная отсрочка: на новый проект уйдет еще два года, а объект нужен району как можно скорее, потому что потом денег на это не будет. Братенков уверен: если бы вопрос о строительстве шламонакопителя на месте бывшей свалки был поставлен на голосование, абсолютное большинство проголосовало бы против.

— Я, как председатель собрания, до последнего момента думал, какой вариант может устроить большинство. С одной стороны, шламонакопитель нужен, — говорит Братенков. — С другой стороны, если люди возмущены, надо учесть их мнение. Было принято очень компромиссное решение: договорились, что требуем прекращения начатого строительства до 5 марта. Дали нефтяникам срок, чтобы они обдумали вопрос переноса места строительства. Договорились, что приглашаем начальство из «Лукойла», которое может ответить, что можно сделать в данной ситуации. Если нефтяники соизволят приехать и прекратить работы, а не попрут дальше на рожон, решение, думаю, будет найдено. Говорят, что на перепроектирование нужно два года. Деньги делают все. Проект по новой не надо делать, он есть, его лишь надо привязать к другой местности. Можно перепроектировать за месяц и перенести подальше от населенных пунктов. Там же будет сжигаться дизтопливо, чтобы выпарить влагу, будут свозиться загрязненные нефтью почвы.

Общественник уверен, что выбросы в атмосферу будут даже при полном соответствии проекту. Он также не считает, что перенос сделает строительство шалмонакопителя, которое оценивается в более чем сто миллионов рублей, намного дороже. На данный момент подготовлена только площадка под сооружение объекта. Вопрос о том, кто организовал протестные собрания, Братенков не считает важным, потому что почва для спонтанного протеста, по его мнению, давно была подготовлена:

— Я узнал о собраниях в Сыктывкаре. Никто не знает, кто их организовал. А элементарное объяснение очень простое. Людей довели враньем до того, что они уже не верят «Лукойлу». А кто бросил искру, мне кажется, совсем не важно. Тем более, из Вертепа в Сыктывкар по нашей просьбе прислали фотографию объявления по интернету. Инициатор — администрация села. В администрации района тоже не знают, кто организатор. Думаю, что просто народу надоело чикаться с «Лукойлом», который все время их обманывает, никогда не выполняет в точности того, что обещает, не меняет вовремя трубы. Да, КСП много раз организовывал митинги и собрания, газета «Веськыд серни» много раз рассказывала об экологических проблемах, и в результате, думаю, народ сам поднялся. Мы говорим о низовой инициативе. Подключился и депутат райсовета из Щельяюра, он дважды звонил мне. Просто есть проблема, надо решать ее за столом переговоров с людьми.

Предполагается, что 5 марта состоится еще одна встреча с участием представители местной администрации и компании «Лукойл». В числе прочего речь пойдет о слушаниях 2015 года.

Сергей Макаров заявил о своей готовности встретиться с местными жителями:

— Я планирую поехать в Ижемский район, в том числе и в Щельяюр и Краснобор. 5 марта, может, чуть раньше или чуть позже. В любом случае, это есть в планах. Любое общение начинается с диалога, которое по возможности должно быть конструктивным. Мне не очень понятно, откуда к нам возникло недоверие, поскольку Ижемский район — один из важнейших в нашей социальной политике, при том, что там добывается менее 1,5% от общей добычи «Лукойл-Коми». Каким образом строить диалог? Первым делом надо понять, чем именно недовольны жители Щельяюра, потому что на сегодняшний день для меня это абсолютно непонятно.


Ижемский район страдает от нефтеразливов много лет. В 2010 году площадь загрязнения после разлива нефти недалеко от Щельяюра составила более 300 квадратных метров.

Еще один крупный нефтеразлив случился весной 2014 года, когда произошла разгерметизация межпромыслового нефтепровода «ДНС Макарьельское — УПН Щельяюр». Тогда ижемцы были настолько возмущены, что потребовали от «Лукойла» прекратить добычу нефти на территории района.

В мае прошлого года, после того, как нефть после аварии на Яреге попала в приток Печоры, жители района вышли на митинг против загрязнения реки Ижмы.

Очередной митинг прошел через полгода, в ноябре. На этот раз ижемцы выступили против слияния Минприроды и Минпрома Коми.

 

Елена Соловьёва, «7x7»

Категория: Экология | Просмотров: 2572 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
1  
Просто люди уже против этой нефтяной власти. Да что толку нам то от этого лукойла . Как были бедными так будeм ,а нефтяные олигархи безнаказоно жируют. Деньги от этой нефти утекают куда то далеко в Москву.

2  
Еще больще вредят народу отсутсвие работы и алкоголизм. Работа хоть как то дисциплинирует народ. Дает развиваться.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]