Миян Ижма медся дона

Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
Главная » 2015 » Март » 30 » В Коми кореянку поразили чум, общий туалет и слабый сигнал wi-fi
21:26
В Коми кореянку поразили чум, общий туалет и слабый сигнал wi-fi

Южная Корея — одна из немногих азиатских стран, где о Республике Коми не просто знают, но и всерьез ее изучают. И в первую очередь это заслуга старшего научного сотрудника Института российских исследований при Университете иностранных языков Хангук в Сеуле Ким Хе Чжин.

kim_hye_jin_03
Ким знает о российском Севере не по книжкам — она уже дважды побывала в Коми. «Трибуна» решила расспросить исследовательницу о том, как видится северная республика с другого краешка земли.
— Шесть лет назад наш Институт выиграл грант на 10-летний проект по описанию регионов России, — рассказывает Ким Хе Чжин. — Я с коллегами решила исследовать Северо-Западный федеральный округ. Будучи этнологом, я заинтересовалась прежде всего территориями титульных народов — Ненецким округом, Карелией и Коми. В 2010 году я посетила Сыктывкар и по итогам поездки и изучения материалов выпустила на корейском языке книгу о Коми.

Язык, ласкающий слух

После первой книги Ким написала еще несколько статей о Коми для академических журналов Кореи.
Однажды этнограф Коми научного центра Кирилл
Истомин прочитал резюме ее статьи на английском языке, прислал свои замечания — и между КНЦ и Корейским институтом начались переговоры, был заключен договор о научном сотрудничестве. Кирилл Истомин предложил г-же Ким продолжить исследования в Коми.
Во время второй поездки кореянка побывала в Ижемском районе, где знакомилась с традиционной культурой и бытом оленеводов-ижемцев.
Любопытно, что ижемцы принимали Ким Хе Чжин за ненку и пытались разговаривать с ней на коми языке.
— В Сыктывкаре я, к сожалению, не слышала, как говорят по-коми. Зато в Ижме на коми языке говорят все, и звучит он очень красиво! — говорит Ким Хе Чжин, которая, по ее словам, полна желания выучить коми язык.
— А рядовые корейцы интересуются российским Севером? — спрашиваю Ким.
— Пока — лишь крупными городами, такими как Москва или Санкт-Петербург, у нас многие знают, что это родина Путина.

Чумовой восторг

— Каковы ваши впечатления от Коми?
— Первая поездка была короткой — всего три дня. Я побывала в музеях, побродила по улицам, увидела главную площадь, реку Сысолу. Но уже после второго приезда я стала лучше понимать характер и настроение северных людей. Мне кажется, что жители Коми добрее и светлее жителей ваших мегаполисов. В Сыктывкаре меня не покидало чувство безопасности, было комфортно гулять по городу.
— А были ли у вас проблемы во время визитов?
— До приезда в Коми я пять лет жила в России, поэтому меня уже мало что могло удивить или напугать. Столица Коми оказалась не такой большой, как я себе представляла. В Ижме было непривычно — в единственной в районе гостинице общий туалет на одном этаже, слабый сигнал wi-fi. Но восторг, который появился во время посещения чума оленеводов, заставил забыть все эти неудобства.
— В глазах иностранца вся Россия — русские. Вы почувствовали разницу между русскими и коми, к примеру?
— Убеждена, что каждый народ уникален. Но я не могу различать русских и коми по внешности. Наверное, отличие кроется прежде всего в менталитете. Однако, чтобы понять эти отличия, нужно долго общаться, жить в определенной этнической и языковой среде.

Вкус тундры

— В Коми пользуются корейскими телефонами, бытовой техникой, многие обожают острую корейскую пищу. А в нашей кухне вам что-то понравилось?
— Одна из чумработниц в Ижме угостила меня холодной ухой с макаронами и соленой рыбой. Уху я ела с удовольствием — корейцы тоже готовят нечто подобное. Но я была страшно удивлена, когда женщина взяла нож и порезала рыбу, не доставая внутренностей. Честно говоря, я так и не решилась попробовать эту рыбу, хотя ведь и суши готовится из сырой рыбы.
Не удалось мне отведать и оленьего мяса или крови оленя. Ресторан, где бы подавали это мясо, я не нашла. А в магазинах оленины не оказалось. Но ментально корейцы готовы к такой пище — в наших деревнях едят сырую теплую печень животных, пьют кровь. У нас даже есть традиционный суп из крови быка или свиньи.

Ижемское дерево

— Существует гипотеза о родстве финно-угорских языков с корейским и даже японским.
— Я не лингвист и не могу об этом судить. Но многие традиционные предметы быта у нас похожи. Например, сундуки для хранения одежды, плетеные корзины. Схожи и обычные орудия труда крестьян. В Ижемском районе, в селе Сизябск, я увидела, что ворота в деревенскую усадьбу закрывают жерди, положенные горизонтально, — у нас на острове Чеджудо есть что-то подобное. В Ижме я видела дерево, украшенное лентами, — и на Чеджудо в деревнях есть такие деревья и соответствующая традиция: перед поездкой куда-либо, чтобы путешествие было благополучным, человек повязывает ленту на такое дерево.
— Вы продолжите сотрудничество с учеными из Коми?
— Наш Институт издает научный журнал, в нем я веду колонку о народах России. Я уже писала статьи о коми, марийцах. Также мы договорились с Юрием Шабаевым и Кириллом Истоминым написать совместную статью «Локальная группа в поиске идентичности. Коми-ижемцы: динамика культурных трансформаций». Так что работа намечена большая.

Беседовала Екатерина МАКАРОВА.

Газета "Трибуна"

Просмотров: 1383 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]