Миян Ижма медся дона

Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
Главная » 2017 » Июнь » 1 » Лингвистическая и правовая экспертизы Госсовета Коми забраковали вопросы для референдума о слиянии Минпрома и Минприроды
21:43
Лингвистическая и правовая экспертизы Госсовета Коми забраковали вопросы для референдума о слиянии Минпрома и Минприроды

На заседании комитета по законодательству и местному самоуправлению Государственного совета Коми 29 мая объявили, что по результатам лингвистической и правовой экспертизы вопросы для референдума о слиянии министерства промышленности, энергетики и транспорта и министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды не соответствуют пункту 8 статьи 12 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». О том, как это было, — в материале «7x7».

 

«Это закрытое заседание, и здесь ничего не будет обсуждаться»

Информации о заседании комитета по законодательству нигде не было. По словам депутата от КПРФ Олега Михайлова, о нем даже в Госсовете почти никто не знал. Он утверждает, что комитеты, которые собираются перед сессией Госсовета, всегда открыты для журналистов. Это заседание оказалось закрытым, но члены комитета отрицают его секретность. 

— А вы кто? — поинтересовалась председатель комитета Госсовета по законодательству Нина Нестерова.

— Мы журналисты.

— Вас не приглашали.

— Здесь будет обсуждаться общественно важный вопрос, наша работа — освещать такие вещи.

— Это закрытое заседание, и здесь ничего не будет обсуждаться, мы просто зачитаем результаты экспертизы и примем решение. Вы должны были предупредить о своем приходе.

— Можно хотя бы оставить диктофон?

— Нет. Вся информация будет на нашем сайте, вы там сможете почитать.

Больше других волнуется депутат от «Единой России» Александр Макаренко:

— Это наглость, — говорит он. — Мы же не приходим без разрешения к вам домой или на работу!

— Попытка нас удалить — это нарушение права на информацию, здесь решается важный для граждан нашей республики вопрос, — последняя попытка журналистов отстоять свое право присутствовать на заседании.

Макаренко встает со своего места и решительно направляется к двери, бросая «Я не могу работать в таком бардаке».

Журналистам пришлось уйти, чтобы не сорвать заседание, на котором присутствуют члены инициативной группы референдума: председатель общественной организации «Экологи Коми» Нина Ананина и активист Комитета спасения Печоры (КСП) Николай Братенков. Общественникам разрешили остаться, хотя некоторые депутаты против.

В распоряжении «7x7» оказалась аудиозапись заседания. 

 

 

Вопрос 1. Считаете ли вы, что в структуру органов в системе исполнительной власти в Республике Коми должно входить Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми?

Первыми на заседании оглашаются результаты правовой экспертизы, их зачитывает начальник правового управления Госсовета республики Татьяна Прокопьева.

— Структура органов исполнительной власти утверждается высшим должностным лицом в соответствии с конституцией субъекта. Конституция Коми устанавливает, что структуру органов исполнительной власти утверждает глава республики, — обстоятельно рассказывает чиновница. — Федеральный закон 184 «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» устанавливает, что финансирование органов исполнительной власти субъекта осуществляется за счет бюджета субъекта. Любое изменение в структуре органов исполнительной власти так или иначе влечет за собой изменение финансовых обязательств субъекта. Есть требование федерального закона, определяющее, какие вопросы выносить на референдум нельзя. Данный вопрос не соответствует нормам пункта 8 статьи 12 федерального закона о референдуме [«На референдум субъекта Российской Федерации, местный референдум не могут быть вынесены вопросы о принятии или об изменении соответствующего бюджета, исполнении и изменении финансовых обязательств субъекта Российской Федерации, муниципального образования»]. Прошу обратить ваше внимание на формулировку данного вопроса — на «структуру органов в системе исполнительной власти». Какие правовые последствия может повлечь ваша формулировка, можно только догадываться. Это будет какая-то другая структура? С учетом неопределенности правовых последствий полагаем, что вопрос не соответствует требованию федерального законодательства.

— Это настолько за уши притянуто, что каждому должно быть понятно, — отвечает Николай Братенков. — Любой вопрос, вынесенный на референдум, требует изменения финансовых обязательств. Если мы хотим проводить референдум, то на него необходимо выделять деньги, это всегда влечет за собой изменения в бюджете, и поэтому здесь вы просто взялись не за тот конец вопроса. Вы сами себе противоречите, значит, никаких референдумов проводить нельзя.

— Я хочу уточнить, — берет слово Нина Ананина. — На референдум не могут быть вынесены вопросы, после которых речь идет об изменении финансовых обязательств. Где в нашей формулировке звучит «изменение исполнения финансовых обязательств или бюджетные изменения»? Мне кажется это заключение опосредованным. Естественно, при создании органа власти, который был в Республике Коми, мы будем иметь перераспределение бюджетных средств. Но сейчас мы имеем следующее: при объединении двух ведомств, кроме того, что застопорилась вся работа ведомства в итоге созданного, бюджет не пострадал ни разу, все обязательства как были за этим министерством [Минприроды], так и остались, бюджета не стало ни больше, ни меньше. В чем проблема? Где изменения, где в нашем вопросе комментарии об исполнении изменений финансовых обязательств субъекта? Там этого нет!

 

На референдум не могут быть вынесены вопросы, после которых речь идет об изменении финансовых обязательств. Где в нашей формулировке звучит «изменение исполнения финансовых обязательств или бюджетные изменения»? 

 

— Если вы меня слышали правильно, я говорила о правовых последствиях при реализации, — возражает Прокопьева. — Если глава Республики Коми примется за развитие вопроса, который будет вынесен на референдум, то это повлечет за собой изменение финансовых обязательств. Два других вопроса под это основание не подпадают. Мы должны исключить любое попадание в ситуацию, когда требования федерального закона нарушаются. Задача инициаторов была сформулировать вопросы, они подходили к их формулированию осознанно, как они сказали, с привлечением юристов и обдуманно. Соответственно, запустить эту процедуру с этими вопросами сейчас они не имеют права.

— Референдум вторгается в компетенцию главы республики — это самое главное. Финансовые обязательства уже потом, — говорит депутат Леонид Вокуев.

— Референдум — это высшая воля народа, — возражает Ананина.

— Вы недопонимаете понятие «референдум», — поддерживает ее Братенков.

Уже после собрания Нина Ананина прокомментировала экспертное заключение:

— Следуя логике наших экспертов, надо признать, что и референдум по Крыму не соответствовал законодательству — присоединение полуострова тоже повлекло изменения в бюджете.

Депутат Олег Михайлов считает, что любой вопрос, выносимый на референдум, влечет за собой финансовые последствия. Он говорит, что статья, на которую ссылалась экспертиза, имеет ввиду прямое, а не опосредованное влияние на бюджет:

— По сути, нельзя задать вопрос вроде «Кто за то, чтобы культуре выделялось 10% бюджета?». Но нам говорят, что опосредованное влияние тоже нужно учитывать. Соответственно, любой вопрос нельзя вынести на референдум, по их логике. Тогда теряет всякий смысл сам закон о референдуме, в таких условиях реализовать инициативу о референдуме невозможно.

 

Вопрос 2. Считаете ли вы, что глава Республики Коми и Госсовет Республики Коми должны инициировать на федеральном уроне решение о запрете эксплуатации промысловых нефтепроводов, введенных в эксплуатацию до 2000 года?

Разбирая второй вопрос, предложенный для референдума, Татьяна Прокопьева обратила внимание на слово «Госсовет» и сообщила, что такого органа нет в правовой базе. Речь идет уже о результатах лингвистической экспертизы.

— Любое понятие «инициировать» значит реализацию каких-то полномочий в предусмотренных формах, — продолжает она разбор. — Дальше, «федеральный уровень»: тоже не представляется возможным понять, какой конкретно федеральный орган и какая конкретно реализация должна осуществляться на этом уровне. Мы считаем, что в случае положительного ответа на этот вопрос может быть неясным относительно того, как оформить эту инициативу, в адрес какого органа направить на рассмотрение. Следовательно, вопрос второй также не соответствует требованию по четкости и определенности формулировок.

 

 

 

 

 ••

— Что касается трубопровода, почему трубы менять надо с 2000 года? — спросил Александр Макаренко. — Вот этого я не понимаю.

— Специалисты «Гринпис России» знают срок любых трубопроводов, — ответил ему Николай Братенков. — Они за 15 лет настолько устаревают, что нефть плывет и по Яреге, вы помните, и по Печоре. Вы забыли уже 1994 год, великий разлив на Колве?

— Тогда нефти было на порядок больше, — напомнил депутат.

— Поэтому можно терпеть? — удивляется общественник. — Ну спасибо, конечно.

 

Вопрос 3. Считаете ли вы, что необходимо исключить из программы развития Республики Коми геологоразведочные работы по золоту и промышленному освоению месторождения золота «Чудное» в Национальном парке «Югыд ва»?

— В вопросе использована формулировка «программа развития», однако в нормативно правовой базе Республики Коми акта, утверждающего программу с таким названием, не имеется, — сообщила Татьяна Прокопьева.

— Принята программа социально-экономического развития республики, в которой разработка золота в национальном парке «Югыд ва», на особо охраняемой территории федерального значения, включена в один из планов, — объяснила Нина Ананина. — Верховный суд объявил незаконной любую подобную деятельность на территории национального парка, тем не менее эта деятельность была включена в программу социально-экономического развития республики. Почему формулировка там «программа развития республики»? Потому что сегодня она может быть «программой социально-экономического развития», завтра «программой развития Республики Коми». Поменять формулировку — дело пяти минут.

— Непонятно, что будет, если там начнется золотодобыча в соответствии с программой, — добавляет Николай Братенков. — Может, это была предвыборная программа, но факт есть факт — в Чудном собираются разрабатывать месторождение. Если там будет добыча золота, то Госсовет может автоматически прекратить это безобразие, ведь на территории национального парка нельзя вести ни геологоразведку, ни добычу золота?

— Мы говорим о формулировании вопроса и использовании вами института национального парка, — отвечает Нина Нестерова. — Это не полномочия субъекта вообще. Вы немножко лукавите, потому что знаете, что при всех поползновениях на эту территорию никто не позволит этого сделать. Сегодня Российская Федерация должна сначала решить все вопросы с международной организацией ЮНЕСКО, республика не сможет этого сделать. Моя позиция, как и многих депутатов, о том, что действительно нет такого документа, как «Программа развития». Есть стратегия социально-экономического развития, но это не программа. Формулировки этих вопросов таковы, что у меня такое ощущение, как будто вы нарочно сделали это. Даже из всех трех, если один вопрос будет признан недопустимым, отменяются все три. Особенно первый вопрос.

Сейчас документ, о котором идет речь, называется «Прогноз социально-экономического развития Республики Коми на 2017 год и на период до 2019 года». Однако слово «программа» по отношению к развитию республики в 2017 году регулярно звучало перед выборами главы Республики Коми. 

 

 

 

Сергей Гапликов начал предвыборную гонку с доклада «Программа возрождения республики» на заседании Госсовета. После этого многочисленные билборды с рекламой этой программы стали появляться в городах и райцентрах. 

— Почему слово «стратегия» появилось, а слово «программа» исчезло после того, как Гапликов стал главой? — интересуется Братенков. — Оно было нужно только ради выборной компании?

— Честно говоря, мы особо не обращали внимания на «стратегию», вы же знаете, это была выборная кампания. У нас есть программы, которые обеспечены финансово. Но когда они обеспечены только словами, каждый из нас может вспылить и наговорить что-то, в том числе и я, и вы, — объяснил Александр Макаренко.

 

— Почему слово «стратегия» появилось, а слово «программа» исчезло после того, как Гапликов стал главой?

— Честно говоря, мы особо не обращали внимания на «стратегию», вы же знаете, это была выборная кампания.

 

В конце заседания депутаты сказали, что приветствуют саму идею референдума и не имеют претензий к сути вопросов, но формулировки, по их мнению, должны быть четкими и понятными. 

— Перед процедурой референдума предполагается информационная кампания, где и будет разъяснено значение каждого вопроса, — напомнила Ананина.

— Тем более, каждому простому человеку здесь все ясно, это юристам почему-то неясно, — не удержался Братенков.

— Так кажется опытному экологу, который каждый день этими вопросами занимается, — возразила ему Нина Нестерова. — Мы тоже предварительно прорабатывали третий вопрос. Есть рычаги, они заложены в федеральном законодательстве, это [запрещение золотодобычи] может сделать федеральный контролирующий орган, вплоть до запрета деятельности.

— Минпром все это контролирует! — парировала Нина Ананина.

— У федерального руки не дотягиваются досюда, — добавил Николай Братенков.

— Давайте обсуждать эту тему! К нам от вас в этом смысле ничего не поступало. Поверьте, все проблемы, которые вы назвали, адекватны, но что с формулировками! — прозвучало в ответ. 

 

Пресс-релиз Государственного совета Республики Коми

После заседания комитета пресс-служба Госсовета распространила релиз. Редакция приводит текст дословно.

«29 мая состоялось заседание Комитета Государственного Совета Республики Коми по законодательству и местному самоуправлению, посвященное вопросам, предлагаемым для вынесения на референдум Республики Коми. В нем приняли участие депутаты и сотрудники Аппарата регионального парламента, а также представители инициативной группы по проведению референдума.

В ходе заседания были рассмотрены результаты правовой и лингвистической экспертизы вопросов, проведенной в Аппарате Государственного Совета Республики Коми. 

По словам Председателя Комитета по законодательству и местному самоуправлению Нины Нестеровой, соблюдение природоохранного законодательства, сохранение уникальных природных богатств Республики Коми — важнейшая задача, которой депутаты Государственного Совета Республики Коми уделяют пристальное внимание.

— Мы понимаем важность вопросов, которые инициативная группа предлагает вынести на референдум. Именно поэтому мы убеждены, что формулировки этих вопросов должны быть однозначны и понятны каждому жителю. Важно исключить их двоякое толкование и правовую неопределенность, — отметила депутат.

Солидарен с коллегой и первый заместитель Председателя Государственного Совета Республики Коми Александр Макаренко.

— Мы поддерживаем членов инициативной группы в том, что нужно обеспечить защиту природных ресурсов Республики Коми. С этой задачей успешно справлялось отдельное профильное министерство. Поэтому в целом мы разделяем позицию инициативной группы и заботу активистов о природном достоянии региона. Но это не отменяет тот факт, что формулировка каждого вопроса, вынесенного на референдум, должна соответствовать требованиям Федерального закона „Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации“, — подчеркнул Александр Макаренко.

Первый заместитель Председателя Государственного Совета обратил внимание на статью 12 данного федерального закона, в которой определены четкие требования к вопросам, выносимым на референдум.

— Мы вынуждены констатировать, что по результатам правовой и лингвистической экспертизы в формулировке каждого из трех вопросов, предлагаемых для рассмотрения на референдуме, содержатся несоответствия этой статье, — рассказал Александр Макаренко.

Указанный федеральный закон содержит конкретный перечень вопросов, которые не могут быть вынесены на референдум. В их числе вопрос „о принятии или об изменении соответствующего бюджета, исполнении и изменении финансовых обязательств субъекта Российской Федерации“. Этому требованию не соответствует первый вопрос, заявленный на референдум: „Считаете ли вы, что в структуру органов в системе исполнительной власти Республики Коми должно входить Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми?“. Правовые последствия реализации указанного вопроса, исходя из его формулировки, — это включение в „структуру органов в системе исполнительной власти Республики Коми“ нового органа исполнительной власти Республики Коми. При этом в соответствии с федеральным законодательством любое изменение в структуре органов исполнительной власти Республики Коми неразрывно связано с изменением финансовых обязательств Республики Коми.

Кроме того, согласно этому же федеральному закону вопросы референдума субъекта Российской Федерации не должны противоречить законодательству Российской Федерации. Согласно проведенной экспертизе, этому пункту не соответствует второй вопрос, предлагаемый на референдум: „Считаете ли вы, что Глава Республики Коми и Госсовет Республики Коми должны инициировать на федеральном уровне решение о запрете эксплуатации промысловых нефтепроводов, введенных в эксплуатацию до 2000 года?“. Согласно федеральному законодательству, законодательные и исполнительные органы власти действуют самостоятельно, обладают своими полномочиями и в соответствии с ними принимают правовые акты. Таким образом, не предусматривается возможность принятия ими единого совместного „решения“.

Помимо этого, федеральным законом установлено, что вопрос референдума „должен быть сформулирован таким образом, чтобы исключалась неопределенность правовых последствий принятого на референдуме решения“. Этому требованию не соответствует употребление словосочетания „Госсовет Республики Коми, так как в Республике Коми отсутствует орган с таким названием.  Представительным и законодательным органом власти является Государственный Совет Республики Коми. Правовую неопределенность также создаст употребление понятий „федеральный уровень и „инициировать. В случае положительного ответа на вопрос, на референдуме возникнет неясность относительно того, как оформить соответствующую инициативу и в адрес какого федерального органа государственной власти эту инициативу необходимо направить на рассмотрение.

Помимо этого, в том же федеральном законе содержится норма, по которой „на референдум субъекта Российской Федерации могут быть вынесены только вопросы, находящиеся в ведении субъекта Российской Федерации или в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Вразрез с этим требованием идет третий вопрос, заявленный на референдум: „Считаете ли вы, что необходимо исключить из программы развития Республики Коми геологоразведочные работы и промышленное освоение месторождения золота „Чудное в Национальном парке „Югыд ва?.

Согласно Федеральному закону „Об особо охраняемых природных территориях, национальные парки относятся к особо охраняемым природным территориям федерального значения, а Положение о национальном парке утверждается федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого он находится. Так, национальный парк „Югыд ва создан постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1994 года № 377 и отнесен распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2008 года № 2055-р к ведению Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации. Таким образом, поставленный инициативной группой вопрос регламентируется положениями федерального закона и находится в ведении Российской Федерации.

Таким образом, по результатам проведенной правовой и лингвистической экспертизы, было признано, что вопросы, предлагаемые для вынесения на референдум Республики Коми инициативной группой по проведению референдума Республики Коми, не соответствуют требованиям статьи 12 Федерального закона „Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

Проект постановления Государственного Совета Республики Коми о вопросах, предлагаемых на референдум Республики Коми инициативной группой по проведению референдума Республики Коми, будет вынесен на рассмотрение ближайшего заседания Государственного Совета Республики Коми».


Осенью 2016 года, вступив в должность главы Республики Коми, Сергей Гапликов подписал указ о слиянии Минприроды и Минпрома Коми. Обращенияпикеты и митинги против слияния не дали результата. 17 декабря 2016 года на внеочередной конференции Комитета спасения Печоры  было решено инициировать и провести референдум, чтобы вернуть министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды.

10 января 2017 года инициативной группе было отказано в регистрации из-за опечатки. 2 марта избирком республики не зарегистрировал группу из-за отсутствия кворума. После этого общественники сообщили, что на них начали давить, чтобы они отозвали подписи под ходатайством о регистрации. 7 марта Избирательная комиссия Коми не досчиталась трех подписей и снова отклонила ходатайство. 20 марта заместитель председателя Комитета спасения Печоры Иван Иванов пожаловался в республиканскую прокуратуру на действия избиркома и попытки помешать регистрации инициативной группы. 5 мая избирком с третьего раза принял документы от инициативной группы по проведению референдума о слиянии Минпрома и Минприроды Коми.

 

Елена Соловьёва, фото Кирилла Шейна и Елены Соловьёвой, «7x7»

Просмотров: 645 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]